Александр Борисович Михайлов. Походные сочинения




Незнакомка
Летит перелётная птица, Летит за кордон, как всегда. А мимо проносятся лица И с шумом летят поезда. Ты в красной цветастой пижаме Напротив сидишь у окна И кушаешь сало ломтями Как - будто в вагоне одна. А я восхищаюсь тобою, Твоей неземною красой, Твоею пижамой простою И чёрной хохлятской косой. Но вот ты кусок отложила, И вытерев рот рукавом, Улыбкой меня одарила И я побежал за пивом.

18 февраля 1995 г.

Памятник
Мне состряпают памятник люди, Принесут на могилу цветы. Замечательный памятник будет, Будет виден с большой высоты. Будут голуби в небе кружится, Пионеры салют отдавать, Будут желтые листья ложиться И ветра постамент заметать. Соберутся друзья у подножья, Под гитару частушки споют, Перельют из пустого в порожю, Горькой водкою горе зальют. И воскликнет случайный прохожий: "А кому это столько цветов? Что за памятник с наглою рожей? И вообще этот тип кто таков?" И ответят друзья холодея: "Не показывай пальцем, мужик! Этот памятник наша идея, Наш народ его здеся воздвиг! Этот парень отлит из гранита, Наш соратник, товарищ и друг. Наша память о нем не забыта, Этой памяти полный сундук! Он пахал как тыгдымская лошадь, Мы еще здесь сворганим музей!" И развесивши уши, прохожий Слушал басни поддатых друзей. "Видишь, всунуты руки в карманы! Он любил в этой позе стоять". Но послышалась дробь барабана И пришлось богадельню кончать. Президент Кампучии приехал Возложить на могилу венок. И друзья, окрылены успехом, Побрели догоняться в ларек. 12 октября 1993 г.

Командир (ИЗ ЦИКЛА "ЭСКАДРОН") Партизанской тропою без петлиц и погон В ожидании боя шел лихой эскадрон. Впереди на кобыле - полна грудь орденов - Командир эскадрона Александр Белов. Он сидит на лошадке, зорко смотрит в бинокль, Ерунда, что в бинокле ни черта нету стекл. На боку его шашка для резни колбасы, Расписная рубашка и семейны трусы. С красной лентой папаха, на ногах сапоги, Их привиде от страха разбегайтесь враги! Так и ехал начальник, рот жевачкой набив, Наш родной и любимый эскадронный начдив. И как только гармошка заиграла "Кадриль" Приказал откупорить самогона бутыль.
4 ноября 1993 г.

Ночь перед боем (ИЗ ЦИКЛА "ЭСКАДРОН") Верхушки деревьев закат озарил, Закончился жаркий денек: Белов Александр по лесу бродил, Устал и присел на пенек. В башке командира созрел жуткий план, Который сродни кирпичу. Поэтому он опрокинул стакан, Похлопав себя по плечу. Готовится к бою лихой эскадрон, Иван продувает наган, Почистил сапожки Приметов Антон - Любимый Белова друган. Поют соловьи, земляника цветет, Кукушка залезла в дупло. В кустах притаился ручной пулемет, Как - будто бы так и было. Портянки развесивши над головой, Лежит Афанасий Стручков. Погладил трусы знаменосец лихой Ефрейтор Степан Червяков. И грянула песня "Постой, паровоз" И всем захотелось в сортир. А лошади знай себе ели навоз, Который им дал командир.
13 декабря 1993 г.

Смерть командира (ИЗ ЦИКЛА "ЭСКАДРОН") Стоит на страже конь педальный, А в том коне сидят бойцы. И замысел у них был дальний Вообще ребята молодцы. А ночью вылезли наружу, И матерясь наперебой, Схватились, гады, за оружье. И грянул бой, Великий бой. Летели грязные пилотки, Свистели пули у виска. И под влияньем русской водки В атаку двинулись войска. Смешались в кучу мясо, кости. Пошла кровавая резня. И падали на землю гости Под грохот стали и огня. И закричал мужик в папахе: "Вперед! За Родину! УРА!" Но деревянной колобахе Насрать на все было с утра. Она в башку ему попала И раскололась пополам. А дядьке не казалось мало И он упал - как старый хлам. Вот так погиб начдив великий. И долго плакал эскадрон. Но тут опять раздались крики И притащили самогон.
3 октября 1994 г.

БАМ или Смерть комсомольца Рельсы стальные. Сосны да ели. Где - то вдали загудел тепловоз. Люди рабочие сели, поели, Каждый с собою кувалду принес.
Александр Борисович Михайлов. Походные сочинения